• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:25 

Навеяно затянувшимся насморком

tafoxu!
Однажды один немолодой, но весьма трудолюбивый профессор, работая в своей лаборатории, нечаянно понюхал очень ядовитый порошок, схватился руками за нос и упал в обморок. Ассистентка Наташа вызвала скорую, профессора отвезли в больницу, привели в чувство, обследовали и сказали: нам очень жаль, но больше вы не сможете чувствовать запахи. Профессор не слишком расстроился, – он не был ни любителем цветов, ни ценителем вин, и пользовался всю жизнь одним и тем же одеколоном, который ему покупала мама. Вскоре, однако, оказалось, что работать в химической лаборатории ему было очень опасно: он не чувствовал запаха газа и мог спокойно отравиться. С тех пор с ним всегда работала ассистентка Наташа, – без нее он даже дверь в лабораторию не открывал по утрам, ждал ее в коридоре на лавочке. Впрочем, она никогда не опаздывала, - это он постоянно приходил слишком рано.

Через несколько недель профессору начали мерещиться запахи.
- Яблоки! Кто-то ест яблоки? - спросил он однажды вечером.
- Никто, - ответила Наташа, вежливо принюхиваясь.

Профессор встревожился и пошел к врачу. Врач объяснил ему, что так бывает. В этом нет ничего странного. Иногда человеку руку ампутируют, а она у него потом чешется. Пройдет, постарайтесь не обращать внимания.

Но профессор не мог не обращать внимания. Запахи мерещились ему все чаще и чаще. И это были очень странные запахи. Ничто у профессора не пахло так, как положено. Апельсины пахли сигаретами, дети пахли канцелярским клеем, трамваи пахли хвоей, бумага – шоколадом, а одеколон, который дарила мама, однажды утром завонял резиной.

"Черт знает что!" – ругался поначалу профессор. Но потом ученый в нем, конечно, победил обывателя, и он начал относиться к этому как к научному явлению. Завел себе тетрадку, расчертил на две графы, в левой записывал объекты и явления, а в правой – их новые запахи. "Должна же быть какая-то закономерность!" - повторял он.

Ночное небо пахнет рекой
Дождь пахнет грушами
Герань пахнет спиртом
В подъезде моего дома запах винегрета
В больнице пахнет кошками
Кошки пахнут нарциссами

Так он исписал четыре тетради. Он часто их перелистывал, ставил на полях отметки, рисовал стрелочки и добавлял сноски, но так и не находил никакой связи. Однажды, сидя утром на лавочке в коридоре, он записал: "Дырокол пахнет водорослями", схватился руками за голову и крепко задумался. Вскоре пришла ассистентка.

- Наташа, - сказал он. Я решил оставить лабораторию. Я тысячу раз держал в руках дырокол, и он не имел никакого запаха. Но если я ни разу в жизни не был на море, откуда мне знать, как пахнут водоросли?
Ассистентка ничего не поняла, но вежливо кивнула.
- Я решил, я буду путешествовать. Мне надо обнюхать как можно больше всего, чтобы найти ответ.
Наташа и профессор помолчали немного и сказали одновременно:
- Я подумал, может ты хочешь..
- Если Вы не против, то я бы тоже..

Они собрали вещи и поехали на юг. Теперь записи вела Наташа, а профессор диктовал: из билетной кассы пахнет картошкой, вокзал пахнет имбирем, сосед по купе пахнет керосином, копченая сайра пахнет погасшей спичкой, часы пахнут потом, бульвар пахнет пряжей, карусель пахнет отваром шиповника. Когда они добрались, наконец, до моря, оказалось, что оно пахнет грибным супом. Профессор любил грибной суп, и Наташа тоже любила, но все равно они очень расстроились: профессор надеялся почему-то, что понюхав море, он все поймет.

Они сняли небольшой домик в поселке на побережье, но проводили в нем очень мало времени. С утра и до поздней ночи они гуляли по окрестностям и записывали запахи. Выяснилось, что утром и вечером одно и то же пахнет по-разному. Еще оказалось, что некоторые вещи пахнут совершенно невозможно: креветки – стеклянными бусами, виноград – льдом, а от рыбацких лодок шел отчетливый аромат рояля.

Иногда профессор расстраивался и говорил Наташе: "Я просто сошел с ума!", а она, не зная, как его утешить, садилась за стол и начинала перелистывать тетради. Ей тоже казалось, что она вот-вот что-то поймет.

Был только один запах, который утешал профессора. Но о нем он Наташе не рассказывал. Ее волосы, когда она сушила их после купания, пахли свежескошенной травой, и профессор знал, почему: еще в институте он неплохо играл на гитаре и очень любил Дольского.

23:01 

лишь бы не работать..

tafoxu!

Киска:
Мяу-мяу! Миу-миу!
Вы меня не покормиу.
Вы меня не обнимяю.
Я вас больше – не любиу!


Мыши (ехидно):
Заболела наша киска,
И в носу у киски склизко,
Но она, не унывая,
Лепит из соплей ириски.
Хи-хи-хи.


Котята:
Знаем точно: тетя Света
Нам велит ловить котлеты.
И прогонит нас взашей,
Если будем красть мышей.


Грустный кот:
Эх... меня вчера хозяин
Отвозил на операцию.
Ранки можно зализать.
Но – увы! – не репутацию.


Старый кот:
В наше время даже мыши
Были и скромней, и тише.
А теперь котлеты меньше,
Псы – глупей, заборы – выше.


Молодой кот:
Есть у каждого кота
В глубине души мечта:
Чтобы кошки подстригали
Шерстку около хвоста.


Предвыборный плакат:
Мы считаем, что гламурно
Тусоваться возле урны.
Наша Партия Котов -
За общенье без понтов!

19:55 

tafoxu!
12:51 

tafoxu!
Откуда-то из Карлсона, кажется:

- Сколько тебе лет?
- Восемь.
- А что ж ты в том году врал, что семь?


Наблюдение: легко верить тому, кто тебе ничего не обещал.

12:35 

tafoxu!
Она всегда так спала, как будто ее застрелили. Прижавшись лицом к смятой простыни, уронив на ковер неестественно изломленную руку. Около кровати валялись трусы, босоножки, платье и выпотрошенная сумка. Она пошевелила ногой во сне, из-под одеяла показался малиновый ноготь. Нормальное воскресное утро.

Я смотрела на край Катиной ступни, серый от пыли, и пыталась понять, за что я ее, суку, так ненавижу. Сраная привычка искать всему объяснения. Достаточно того, что у нее пальто оторочено кошачьим мехом. Люди позволяют себе ненависть и по меньшим поводам. Я представила, как прокусываю этот серый пухлый палец, и кровь течет широкой струйкой, смывая с кожи пыль.

Закрыв дверь ее комнаты, я обулась, взяла с холодильника пачку сигарет и вышла из квартиры. Вы замечали, что слово «ссука» особенно приятно произносить, когда куришь? В магазине «Нептун» была очередь. Дети покупали мороженое, старушки – копченую колбаску, маляры в заляпанных комбинезонах – полбатона, кефир и сырок. Продавщица меня узнала. Я вытащила из кармана джинсов смятую сотню.

- Акву Минерале большую с газом.
- Вода только теплая, холодильник не работает.

Не страшно. Если убрать в морозилку, остынет за полчаса. А раньше двенадцати она все равно не проснется.

- И еще голубой Vogue.

Голубой Vogue. Бля. А вы спрашиваете, за что.

12:42 

tafoxu!
Одним весьма солнечным утром весьма неплохой человек, собираясь на весьма любимую работу, ищет в своей весьма захламленной квартире пропавшие перчатки. Носится из комнаты в комнату, перерывает шкафы, перетряхивает пакеты и сумки, перекапывает корзину с бельем, сгребает с полки гору шарфов и шапок. Наконец вбегает в кухню, открывает шкаф с посудой, переставляет грязные кастрюльки на плите, заглядывает за штору. Растерянно опускается на табурет и вдруг слышит в голове незнакомый детский голос, который тихонько причитает: «Хочу домой. Я очень хочу домой. Можно, я поеду домой. Заберите меня, пожалуйста, домой». Человек удивленно прислушивается и затем сообщает лежащей на столе зажигалке: а ведь не исключено, что я ни хуя не счастлив.

18:36 

tafoxu!
нереально длинное

читать дальше

16:55 

tafoxu!
Glamour: говно придумали неудачники.

(с) Ryuko Azuma

22:08 

nothing, everything

tafoxu!
- Что ты имел в виду?
- Ничего, все.




13:33 

tafoxu!
Бардак в квартире. Не смогла с утра найти очки и смысл жизни.

12:41 

tafoxu!
Есть версии, почему пиздатый - это очень хороший, а хуевый - это очень плохой?

08:58 

tafoxu!
В КиноТочке в ближайший четверг:
24 Hours Party People
Майкл Винтерботтом
Великобритания, 2002



16:27 

tafoxu!

Хочешь, соседям на коврик написаю. На мостик вставать научусь. Зубы
вылечу. Хочешь, челку подстригу, сто раз подряд присяду, гимн спою. Могу палец
себе прокусить, стекло оконное полизать. Могу стать великим писателем.
Могу вилку проглотить.

Блять. Да сделай со мной что-нибудь.

Неувязочка выходит.
Как так – пиздец есть, а Бога – нет?

21:54 

tafoxu!
Великодушие, осторожность, чувство юмора.

21:50 

tafoxu!
Какая-то я нечетная.

13:30 

tafoxu!
Хрущевские пятиэтажки -
море ушло, а корабли остались.
В прошлой жизни
мой балкон был рубкой,
за стеклами мелькала белая фуражка,
и я была сестрою капитана.
С матросами мой брат был груб, а мне давал
немножко подержаться за штурвал.

13:18 

Загадка

tafoxu!
Пила утром кофе в ресторанчике, листала меню:

"Жемчужина моря" - морская рыба в лимонно-масляном соусе,
приготовленная на пару, 290 р.


Надо же - думаю - какое блюдо романтичное, одно на двоих.

Угадайте, что я сейчас читаю. Точнее - перечитываю )

17:14 

tafoxu!
Зато нашла, кажется, ответ на давно мучавший меня вопрос: есть ли в японском языке иероглиф "жопа", и если нет, то как они без него обходятся?

"Например, в японском языке, в котором нет инвективной лексики в обычном смысле слова, тем не менее возможны очень грубые выражения за счет обращения к особым грамматическим формам. Чаще всего эффект вульгарных инвектив достигается путем сокращения грамматической конструкции, превращения ее в недопустимо краткий вызывающий приказ" (с) Passin, Жельвис

17:05 

tafoxu!
Купила сборник статей о табуированной лексике. Не таких, как обычно, в которых неизбежно сквозит очень трогательное: а вот я могу сказать "хуй" и не захихикать. Тут действительно - попытка разностороннего научного анализа, интересная, но пока что не вызывающая восторга. Прочитала четыре статьи, и все они особого доверия у меня не вызвали уже потому, что авторы к мату как явлению относятся очевидно без симпатии. И мне это, честно говоря, не понятно.

Думаю, это подтверждает мое убеждение: невозможно понять то, к чему не относишься с любовью. Если угодно, переверните: невозможно не полюбить то, что действительно понимаешь.

Могу даже набраться смелости и сказать следующее: я ненавижу фашизм только потому, что он мне непонятен.

17:56 

tafoxu!
Человечество расстегнуло ремень. Человечество приспустило брюки. Осознавая свое могущество, помня о священном долге, чтя наследие предков и заботясь о благополучии будущих поколений, мое человечество торжественно готовится к ежегодному акту глобальной мастурбации. Стряхнем хлебные крошки с могучей ладони, расставим ноги для устойчивости.. уже скоро, уже почти пора.

Как прекрасно дрочить всем миром. Ну-ка, вместе, ребята, ведь все мы – братья. Под сверкание гирлянд, пот треск петард, под знакомые мелодии, под любимые фильмы, под запах апельсинов и сосновых иголок, под танец снежинок, под мерцание звезд.

Раз, раз, раз! Дружно, вместе. Черные женщины и белые мужчины, пропащие мальчики и заблудшие девочки, утешенные сироты и сентиментальные банкиры, голодные собачки и нежные младенцы, гордецы и головорезы, благодетели и мученики, сельские учителя и городские наркоманы.

Чтобы никто не остался в стороне, чтобы никто в эти дни не грустил и не сомневался. Человечество будет потеть, человечество будет задыхаться, у человечества онемеет рука и потемнеет в глазах, но все это – пустяки, ведь с двенадцатым ударом, плюс-минус разница во времени, человечество снова - дружно, снова – вместе торжественно кончит в потолок пенными струями щампанского. И вздохнет облегченно. И улыбнется.

Tormashki

главная