• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:48 

tafoxu!
Неужели ласточка и ласты - это однокоренные слова?

11:23 

tafoxu!
Мужчины не представляют, как трудно быть женщиной. Женщины не представляют, как трудно быть мужчиной. Одна я, бедная, в курсе, и очень всем сочувствую.

14:36 

tafoxu!
Прочитала с удовольствием «Коломбу» и «Кармен» Мериме.
Понимаю, что восхищение и одобрение вызывает у меня не мораль, но – желание человека подчинить свою жизнь каким-либо законам и готовность ради этого страдать и мучаться. Если бы я была там, в доме на Корсике, и видела, как Коломба стоит в дверях и нарочно оскорбляет мужчин, чтобы спровоцировать бойню – я бы, конечно, взбунтовалась. Мои представления о морали не позволили бы спокойно смотреть на то, как люди убивают друг друга. Но когда я вижу все это со стороны, то чувствую, что если бы мне хватило мудрости и мужества, я вполне могла бы помогать Коломбе и любить Кармен. И я – представить страшно – даже допускаю, что человеческая жизнь значит не так много, как меня научили думать.

И еще во всем виноват Бердяев. Его я тоже почитала недавно. Он с ласковым укором называет российскую интеллигенцию «бабской», имея в виду, конечно же, меня.

14:19 

tafoxu!
«У меня есть мысль, и я ее думаю». (с)

Один из российских журналистов публично заявил: слух о том, что он в совке сотрудничал с органами – клевета. Ничего подобного он не делал.

Меня это сильно удивило, потому что я даже представить не могу, с чего бы это он вдруг стал оправдываться. Я знаю людей, которые однозначно были стукачами (не могли не быть при занимаемой ими в совке должности) и не скрывают этого. Мы – не Польша, у нас это не считается зазорным.

Стала думать, почему не считается, и вот, собственно, мысль: в России, по крайней мере в современной мне России, люди выносят все государственное и общественное за пределы того поля, в котором действуют их личные понятия о чести, долге, справедливости. Честь – это для друзей, для близких, в некоторых случаях - для коллег. Поддержать друга, попавшего в беду – это дело чести. Выйти на площадь, чтобы показать свое неприятие гнусностей, творящихся в стране… нет, к чести это не имеет никакого отношения.

Иногда я участвую в акциях, которые можно назвать нецелесообразными. Иногда сама провожу акции, которые следует назвать идиотскими. Почему? Потому что каким-то странным образом для меня это дело чести. Стратегические расчеты – это уже потом, если хватит мозгов и времени.

У меня есть друзья, которых я никогда не назвала бы бесчестными. И это при том, что во время предвыборной кампании они спокойно могут работать на мерзейших политиков. Я их люблю, и буду за них грызть глотки. Они тоже будут грызть глотки за меня. Но когда кто-то в их присутствии начинает ржать над моими гражданскими порывами.. я думаю, они просто молчат. Я им за это благодарна.

И я не знаю, почему так. Может, потому, что все публичное пространство в России настолько загажено, что соваться в него с представлениями о чести и совести кажется многим просто смешным. Мне и самой странновато говорить о гражданской чести, находясь в одном публичном пространстве с людьми, убившими Политковскую.

17:06 

tafoxu!
Мне читали вслух Песнь Песней. Там есть: Возлюбленная, сойди со мною с Ливана! А мне казалось, что это – сливана, то есть – слита, то есть – Сойди, слившись со мною!

17:02 

tafoxu!
НЕ мое. Постаралась записать почти дословно.

- Иногда я ненавижу человеческое тело, оно кажется мне уродливым. Вот это тело, голое, гладкое, с пучками волос. Почему мы не покрыты шерстью, как животные? Эти странные руки и ноги, торчащие в разные стороны. А грудь? Маша, мы надеваем на нее лифчик! Два нароста, покрытые кусками ткани с лямками! Лямки - ужасно!

Я: Да, без лямок еще куда ни шло.

- Маша, а трусы! Это кусок ткани с дырками для ног. Мы все продеваем ноги в эти дырки. Как представлю: столько людей, и у каждого – кусок ткани на заднице. А голова! Торчит сверху, вся в отверстиях разной формы и украшена пучком волос. Мы разглаживаем этот пучок и натягиваем сверху шапку. Выбираем себе шапку. Есть даже такие люди, которые придумывают разные модели шапок, соревнуются, кто придумает лучше. А язык? Это самая ужасная часть тела, язык. Лежит во рту, мокрый.. И можно бесконечно продолжать. А ухо! Ухо чего стоит!

18:51 

tafoxu!
Я представляю себе этот подъезд и лифт, и..
очень, очень хочу эмигрировать из этой сраной вселенной.
Я надеюсь, что Анна Политковская уже получила визу.

15:23 

tafoxu!
Когда мы с Наташкой пили пиво на площади в Познани, я подумала, что чудно было бы построить в Рязани такой дом, как старые домики в Европе, с цветами на балкончиках и чердачным полукруглым окном, и с деревянными ставнями. И открыть в нем такое очень европейское кафе. Выглядело бы глуповато и мило, я бы в такое ходила часто.

А теперь я думаю, что я сама, моя жизнь - вот такой точно дом, который смотрится в моей Рязани и в моей России мило, но действительно неуместно. Потому что в самом деле же глупо делать окна со ставнями там, где не так много солнца.

00:05 

tafoxu!
А если Бога нет.. то кто тогда придумал Горана Брэговича?

12:03 

tafoxu!
Запись про каштан удалилась нечаянно.

10:42 

tafoxu!
Я: А на что это похоже, когда проходит одиночество?
Она: Приходится полностью изменить свою жизнь. Стать озером, лежать между гор и отражать облака.

15:09 

tafoxu!
А самое ужасное, что если бы Я села писать роман, я написала бы ровно то же, что и Виктория Платова. Наверняка я так же злоупотребляла бы абзацами из простых предложений (неожиданный поворот мысли), рефренами, интимными подробностями и цитированием детских стишков. Наверняка я тоже упомянула бы душку Марлона Брандо, и сделала бы это, конечно, с умильной иронией.

Я уже приготовила камни для огорода Виктории: нормальные женщины не страдают по три года после любовных драм, и уж тем более не уезжают для этого в Марокко. Зато, конечно, все умненькие девочки, все девочки-неумехи мечтают о мужчинах, которые заставили бы их играть по своим правилам. Только не права я, зачем я так на Викторию?

И мне хочется забиться, забарахтаться, и скрести руками по телу, и стряхивать с себя эту проклятую грудь, и кричать – не женщина, не женщина, нет, не женщина! Не дай мне Бог написать женского романа, не дай мне Бог, особенно, написать хорошего женского романа. И вообще, не дай мне Бог писать, – потому что, ведь что я делаю сейчас? Я пишу, старательно имитируя Викторию Платову.

Хочется постричь себя тупыми ножницами, обгрызть ногти, надеть рейтузы, выйти на площадь и ругаться матом. Но и в этом я буду – ах – так женственна!

upd

Но вообще-то, прочитав книжку до конца, я передумала на счет Виктории Платовой. Она писала не любовный роман, а детектив, а в детективе любовь – не главное, так что она вполне может быть фэнтэзийно-мудьтипликационной. Так что «После любви» вполне рекомендуется к прочтению.


10:55 

tafoxu!
Я - девочка с ключом.

17:37 

tafoxu!
Смешно, что на сайте есть как минимум 32 дневника, у авторов которых в никах сказано, что они рыжие. Обладатели и обладательницы рыжих волос нередко бывают уверны, что одно это уже гарантирует им яркую индивидуальность )

09:38 

tafoxu!
Не пугаться

читать дальше

20:01 

tafoxu!
Все вы должны чаще приходить ко мне в гости, потому что у меня такой, такой чудесный дом!

11:50 

tafoxu!
Альке

Вчера Павел Оттович научил меня плохому - я выкурила первую в жизни сигарету. А потом вторую, третью, и еще четвертую. Мне страшно понравилось держать в руке тонкие белые палочки и пускать дым. И еще я - о, соблазны! - выкинула.. окурок.. в окно.

А сегодня утром решила подойти к делу с умом. Я проснулась, вышла на балкон, немного растрепанная, на мне была белая мужская рубашка, в руке у меня была белая кружка с чаем, и я закурила Davidoff lights из пачки, забытой кем-то из гостей.

Ну и понятно, что больше всего мне на болконе не хватало зеркала ) И я пошла в комнату, смотреть.

Я подумала, что сигарета мне не идет. Красиво курят женщины с тонкими чертами лица, длинными пальцами и плавными жестами. Такие, которым очень идут мятые волосы и припухшие веки. Такие, как моя душа.

Мы вернулись на балкон, и я отдала сигарету своей душе. И смотрела, как она неуверенно держит ее, меняя положение пальцев, и как она выпускает дым изо рта, прислушиваясь к ощущениям, и выглядывает с балкона вниз, и свободной рукой придерживает распахнувшуюся рубашку.

Давно мы с ней не стояли вот так, вдвоем. Я ей сказала, что за последнее время она поумнела, стала чаще молчать. А она сказала, чтобы я перестала таскать ее вещи, но видно было, что на самом деле она не злится.

А потом мы молчали и думали, как получилось, что мы такие разные, и хорошо ли это? И я спрашивала себя, кто из нас главнее.. и кто первой выйдет замуж.

15:27 

tafoxu!
Дед умирал дома. Я пришла туда уже вечером. Он лежал в комнате, красивый и бледный, с закрытыми глазами, и тяжело дышал.

Мы с мамой и бабушкой сидели на кухне и поили друг друга чаем. За плотно закрытой дверью было темно, и я очень хорошо слышала, как там в комнате с гулом и шорохом течет большое время.

Я понимала, что за дверью лежит мой дед, я выходила послушать, как он дышит. Но мне иногда казалось, что мы ждали не смерти – а рождения. Нас, как трех жучков, положили в коробок и уронили в черную реку, и река была не злая и не добрая, а просто большая.

Потом мы все перебрались в комнату и сидели около его постели. Я с бабушкой - на полу, мама – в кресле. Время текло вокруг нас, и я думала, что мама родилась под шорох той же реки, и под тот же шорох умерла прабабка, и под тот шорох же одна из моих яйцеклеток разделится надвое.

Дед задышал громче, чем обычно, и мама поднесла ему ко рту лекарство от астмы, впрыснула несколько раз. И вдруг он вздохнул очень легко, как ребенок, потом еще раз, и еще – совсем тихо.

На похоронах никто почти не плакал, а на поминках все много разговаривали и смеялись, и видно было, среди каких хороших людей жил дед, и как они любили его и любят друг друга.

И я не знаю, как все должно было быть, и мне даже немного страшно это писать, но я чувствую, что в смерти деда горе было – не главное.




URL
14:15 

tafoxu!
"Нашествие" еще не началось, а по улицам уже снуют кареты скорой помощи. Город наполнили фрики всех мастей, родные наши рязанские гопники радуются, как дети, и разминают розовые кулачки. Гуляй, губерния!

18:00 

tafoxu!
Она: О, как я вас понимаю!
Он: Милая.. меня, как хорошую литературу, каждый понимает по-своему.

Tormashki

главная