Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:44 

tafoxu!
Секс - это такая вещь... как холодильник. Огромный тяжелый холодильник, раз уж он оказался у вас на кухне, то займет ее почти целиком, и никуда от него не денешься. Как кухня с холодильником - это неизбежно не то же самое, что кухня без холодильника, так и отношения с сексом - неизбежно не то же самое, что отношения без секса. Огромный и тяжелый секс заполняет все пространство отношений, прогибает его своей тяжестью и деформирует, оставляет очень мало места для всего остального. И не сдвинешь его никуда.

Но у Женьки вот такая просторная светлая кухня, что холодишьник стоит в уголке и никому не мешает.
Поэтому, наверное, очень большая любовь легко вмещает в себя секс.

А у меня кухня маленькая, и холодильник живет в коридоре.
Поэтому мне очень нравится койкого обнимать, а целовать - не нравится.

А некоторые люди не привыкли, что можно поселить холодильник в коридор, и ставят его в и без того тесную кухню, и не остается на этой кухне места даже для лишней гостевой табуретки.
Поэтому одна моя знакомая девочка вообще не умеет дружить с мужчинами.

00:55 

tafoxu!
На экранах не стало больше насилия.
Просто сами экраны стали больше.

19:27 

tafoxu!
Я научилась любить себя так замечательно, что представляю почти идеальную систему. Однажды я ее усложню и научусь точно так же замечательно любить еще кого-то. Но мы не будем любить друг друга, мы будем одним самовлюбленным целым. А потом я догадаюсь, что если в идеальную систему любви можно включить одного, то можно и двух, а раз двух – то и вообще всех. У меня на такую систему сил, конечно, не хватит, но – пусть. Знать, что ты можешь полюбить весь мир – это почти то же самое, что любить весь мир.


Если даже есть талант -
Чтобы не нарушить, не расстроить,
Чтобы не разрушить, а построить,
Чтобы увеличиться, удвоить и утроить,-
Нужен очень точный план. (с)


читать дальше

12:16 

tafoxu!
Она похожа на прохладную воду.

Твое шестое лето, и тебя ввезут по реке на байдарке. Солнце нападает сразу со всех сторон, и чтобы не выключиться от жары и гипнотического плеска весел, ты опускаешь руку в воду, - ловить листья кувшинок. Прохладная вода глотает ладонь и даже чуть-чуть стискивает запястье.

Она похожа на белое небо, которое бывает на Кольском. Влажное небо, такое ровное, что не угадаешь, где солнце.

Она похожа на белую бумагу, только – не на мою. Моя бумага – тревожная и неспокойная, потому что мне на ней писать. А она – бумага для акварели на мольберте Бато. Спокойно ждет влажной кисти - и не дразнится.

04:21 

tafoxu!
Попала недавно в квартиру такую, хорошо обставленную, просторную, с дочкой-одиннадцатиклассницей и огромным доберманом. В зале у них большая стереосистема и африканские маски на стенах.

И я сразу знала, как у них живут книги: в аккуратном застекленном стеллаже, закрытом. И знала, какие это книги - непременно Дюма, Стивенсон, Достоевский и Чехов, а между ними безо всякого стыда - Дашкова и Кинг. И люди там живут.. такие приличные, холеные, со всем согласные, на телевизоре у них флаг России, и голосуют они за Путина. Засранцы, одним словом. И наверняка - гомофобы.

А еще убивают меня появившиеся в магазинах одинаково оформленные книги, в якобы-кожаном переплете с золотыми буковками, сотни томов в одной серии, и вперемежку - Булгаков, Золя, Маринина...

Это значит, приходит в магазин такой джентльмен с сантиметром, измеряет книжную полку и говорит: мне вощем надо коричневых книг в библиотеку, вот стока, от сих до сих, и шобы было чо почитать, не всякую там фигню, понимаешь?




22:56 

tafoxu!
Если очень сильно дуть в колечко, - мыльный пузырь не получится.
Точно так же, когда очень сильно чувствуешь, - ничего не пишется.

22:01 

tafoxu!
"Кому из вас в три года была известна буква Ю?
Никому: вы и теперь-то толком ее не знаете.
А вот он знает и ни какой награды за это не ждет,
кроме стакана орехов."(с)



Вчера мы с братом рисовали картинки. Сперва он попросил меня нарисовать ибку киченькую, потом еще одну большую киченькую ибку, потом еще две маленьких киченьких ибки, и потом еще одну. Тоже киченькую. Другие цвета он решительно игнорировал. Когда рыбки заняли практически все пространство альбомного листа, Брат нарисовал вокруг них дождик. Дождик он умеет рисовать лучше всего.

А потом я нарисовала мордочки - одну грустную, одну веселую. Брат не знал, что это, и я ему объяснила, что один человечек плачет, а другой улыбается, одному грустно, а другому весело. Брат меня не понимал. Он сидел, смотрел на мордочки и думал. Я прямо видела, как в его маленькой голове шевелится маленький, но очень шустрый мозг. Поразмыслив, Брат попросил нарисовать еще одну гусную мордочку. И все сразу понял. За несколько минут мой Брат освоил азы психологии.

Мы сразу пошли дальше и выяснили, что грустного человечка кто-то обидел, а веселому кто-то что-то подарил. Потом я нарисовала еще одну хмурую сердитую мордочку, чтобы было понятно, кто обидел грустного человечка. Рядом с веселым я хотела нарисовать подарок в коробке, но зазвонил телефон, и мне пора было уже на работу.

Вот что офигительно в маленьком ребенке - у него в голове каждый день происходит столько важных событий, сколько в голове взрослого за десять лет может не произойти. Ну, чем отличается моя преподавательница англиского от самой себя три года назад? Двумя разочарованиями, тремя гриппами и одной поздкой на турбазу.. А Брат вчера еще не думал, что человека можно нарочно обидеть или обрадовать. А теперь уже знает.

11:09 

tafoxu!
Молодые мужчины, писающие летом в деревне на улице в траву под забором, вызывают у меня не возмущение и не отвращение, а искренний восторг.

23:02 

tafoxu!
Я не люблю снобов.. но думаю, что люди, которые впускают в свою жизнь не всех и не сразу, поступают правильнее, чем я.

23:04 

tafoxu!
Если бы у моего дневника были волосы, я бы их нарочно не мыла месяцами.

23:39 

tafoxu!
Мне очень, очень, очень нравится ругаться матом. И особенно - писать матерные слова. Даже не все слова, а одно замечательное, аккуратное слово - "хуй". Мне нравится, как оно вклинивается в мои ровные строчки, чуть-чуть из них выпирая. Оно торчит из текста, как ершик для унитаза. Оно еще похоже на маленькое лохматое шумное животное. Хуй. Ххххуй. Хуй-хуй-хуй. Очень хорошее слово, делает текст неровным, шершавым, шуршавым... А какие очаровательные производные - хуйня, хуевый, хуевенький... охуеть!

"Аvе тебе, матерок,
легкий, как ветерок,
как латынь прелата,
налитой и крылатый,
как mots парижских заплатки
на русском аристократки,
как чистой ночнушки хруст, -
матерок из девичьих уст..."

(с) Вера Павлова

00:59 

tafoxu!
У меня есть замечательный друг с потрясающими склонностями к абсурдизму. Сегодня мы шли вместе ко мне домой готовиться к экзамену по немецкому. Когда Андрей вошел в квартиру и увидел, что кошка нагадила на пол, он сказал совершенно спокойно: "Маша, дайне катце хат фальш гекакт".

Еще о нем же. Однажды в школе мы прогуливали урок в каком-то пустом кабинете, нас было человек шесть, и мы играли в почти-буриме. Нужно было сочинять стихи про двух наших одноклассниц, Аню и Таню, причем так: один человек предлагает первую строчку, а потом все вместе сочиняют продолжение. Например, я говорю: "Аня и Таня гуляли в саду...", а Наташка продолжает: "Вели на веревочке сковороду", и т.д.. И вот, Андрюша начинает: "Аня и Таня купили Тойоту..." Мы смотрим на него, озадаченные, пытаясь понять, при чем тут Тойота, и какую можно придумать к ней рифму. Андрей молчит секунды три и невозмутимо заканчивает: "Аня довольна... [все замирают в ожидании] ...а Таня - не очень".


11:52 

tafoxu!
На диске сестер Бэрри есть одна песня, которая сводит меня с ума. Меня вообще сводят с ума сестры Бэрри, и вся еврейская музыка, и вся еврейская культура, но эта песня - особенно. Там про то, как дочка спрашивает у мамы: Можно, я пойду погуляю? Можно, я заведу себе ухажера? Что мне сказать ему, мама, когда он признается мне в любви? А Мама на все отвечает: Йох, майн либе тохтер, то есть - Да, моя дорогая дочка. Ну и юноша добрый, умный, красивый, и свекровь очень даже ничего, и колечко дочке подарили золотое.. в общем, в конце концов мама ведет дочку ци дер хипэ, то есть под хупу, это такая штука, которую держат над головой у венчающихся в синагоге.

Собственно, вот и вся песня.

Но!

Нужно слышать, как мама в песне говрит это Йох!. В этом Йох! слышно, что она тихонько смеется над своей взволнованной юной дочкой. Маме смешно, потому что ей-то нечего волноваться, она знает - все у тохтер будет хорошо. Это хорошая еврейская девочка, она росла в хорошей еврейской семье, а теперь встретила хорошего еврейского мальчика, и они вместе пойдут под хупу и будут счастливы до конца дней своих. Все будет именно так и никак иначе, потому что уже две тысячи дет еврейские девочки идут под хупу с еврейскими мальчиками, а потом рожают новых еврейских девочек...

Наверное, она, эта тохтер, когда стояла в синагоге, не замечала уже, что вместе с ней под хупой - вне пространства и времени - стоят сразу все еврейские невесты. Не замечала, что стала космической Невестой, метаневестой, метаеврейской метадевушкой. Она об этом даже не задумывалась, потому что уже привыкла быть частью чего-то большого. Потому что каждый раз, когда она крутила волчок на пурим, или когда ела халу, или когда ее мама зажигала свечи в шабат, тохтер становилась частью метачеловека, частью своего народа, который на самом деле - один человек, состоящий из миллионов, один великий человек, живущий вне времени и пространства.

Я очень хотела бы так жить, ощущать единство со своим (не важно - каким) народом. Чтобы тоже чувствовать, как вместе с моей рукой, замешивающей тесто для праздничного хлеба, движутся сразу тысячи рук. Тогда моя рука никогда бы не дрожала.

Это - Вликое Оправдание. Наверное, потому перед казнью в тюрьмах даже неверующие звали капеллана. Выполняя ритуал, любой, даже самый простой и скромный, ты становишься частью мета-тела, и ощущаешь, что оно - тело твоего народа - тебя прощает.

А о том, как получилось, что я из своего народа с корнями вырвана, я подумаю как-нибудь в другой раз.

11:47 

tafoxu!
Длинное. Матершинное. Про мою душу.

читать дальше

13:56 

tafoxu!
Поцелуемся.
Отвернусь.
Спросит растерянно: что-то не так?
Отвечу: не знаю.
Помрачнеет.
Помолчим.
Спросит жалобно и устало: чего ты хочешь?
Отвечу упрямо: хочу роман, о котором можно рассказать бабушке.

*
Я финский бы выучил только за то, что в нем нет категории рода.

11:15 

tafoxu!
Мысли о велосипеде:

1) Я знаю два синонима слову велосипед: секс во сне и гражданское общество.

2) Велосипед нужен тому, кому никто не нужен.

3) "Anybody who rides a bike is a friend of mine" (c) - perfectly true.

14:11 

tafoxu!
Когда я пишу о любви, у меня получается совершенная хуйня.
Это потому, что думать я умею лучше, чем чувствовать.

14:37 

tafoxu!
Не знаю деталей, не имею возможности...


Просто очень помню, как каждое окно тянет прислониться – лбом, как каждая мысль заставляет – замолчать, как от каждого сквозняка – ноябрьский холод. Как пусто, как страшно.

Она ходит по городу, а вокруг нее - пепел. Уже не пожар...

Нет для нее ничего блестящего, нет ничего гладкого, нет ничего яркого.

Ничего нельзя сделать, - только вести ее за руку и не разрешать плакать, только рассказывать: вот это – синее, а вот это – мягкое, вот это – вкусное, вот это – горькое. Рассказывать, рассказывать, сдувать пепел, стряхивать пепел.

А когда у нее не останется сил – обнимать и твердить: у тебя есть будущее, у тебя есть будущее, дует ветер, сдувает пепел, дует ветер, сдувает пепел, я тоже сгорала, смотри, в спичечном коробке в кармане – пепел, только здесь и остался, только здесь, подул ветер, сдул пепел, подул ветер..

Вот – зеленое, вот – кислое, вот - прохладное, вот – серебристое...

Мы тебе тысячу раз повторим, мы тебе расскажем, чтобы ты не забыла. Мы тебя подождем, не спеши, иди, как можешь, только не останавливайся.

Вот – желтое, вот - пряное, вот – золотое...

16:20 

tafoxu!
затылок, лопатки и гладкие перья
летите по маю, как белые птицы

как желтые птицы, как красные рыбы
кружите над миром, пространство сгибая

плывите под синим подарочным небом
прохладное солнце глотая спиною

живите весною, плывите весною
куда захотите
не рядом со мною

23:44 

tafoxu!
... так радуются только маленькие дети и большие собаки.

Tormashki

главная