Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:53 

tafoxu!
Я всегда чувствовала, что с этим стишочком что-то было сильно не так ))
Идея не моя. Спасибо Лене.



журавль устал
журавль мечтал
мечтал превратиться в синицу

прости меня
упрости меня
сократи меня до единицы

(через полчаса)

слушай, милый
я передумала
сократи меня до нуля

я начинаю заново
с ебанутого
журавля

@темы: Рифмованное

03:26 

tafoxu!
Компания каких-то гадов прямо сейчас поет у меня под окном песнь о том, что у Люсеньки новые трусики, а душа поэта просит минета. Я уже вызвала милицию, но дело в том, что поют они, гады, просто прекрасно, у них гитара и саксофон. И вот я вызвала милицию, а теперь сижу у раскрытого окна и слушаю. Немного жалко, что их разгонят, но пару сотен жителей окрестных домов все-таки жальче.

Включила ноутбук, чтобы написать, как я всех на свете люблю.

А недавно мы с Лерочкой поперлись ночью гулять в парк и залезли верхом на железного лося. Собирались уже спускаться, когда из темноты вышли два толстых милиционера с фонариками.
- Сколько вам лет, девушки? - спросили милиционеры.
- Ближе к тридцати, - ответила я.
- А как бы вы назвали человека, который создает проблемы себе и окружающим?
- Балбес, - сказала я.
- Вот и мы так думаем, - ответили милиционеры и закурили.

Сейчас гады уже перешли на Ману Чао и ДДТ, а милиция все не едет. К ноутбуку из окна слетаются мухи и бабочки.

Я всех на свете люблю.

@темы: Гуляй губерния

10:39 

tafoxu!
Закат эпохи студии Лебедева.
"Идиотеку" надо честно переменовать в "Фотографии предметов, похожих на хуй или какашку". Очень смешно.

11:54 

tafoxu!
Романтика пост-модерна

В постели двое. Он лежит на боку, подперев голову рукой, она перед ним, вытянувшись на животе и зарывшись лицом в подушку. Он курит, и запястьем руки, в которой держит сигарету, ласково гладит ее по пояснице.

Она (поворачивая к нему голову и убирая волосы с лица): Милый... я думаю, что я в тебя совершенно не влюблена.

Он: Я знаю, мышонок.

Она: Знаешь? Откуда?

Он: Когда я тебя впервые увидел, я сразу почувствовал, что мы не влюбимся друг в друга.

Она: Значит, и ты в меня совсем-совсем не влюблен?

Он: Ни капельки.

Она: Честно-честно?

Он: Ну конечно.

Она поворчаивается на бок, подпирает, как и он, голову рукой, берет у него сигарету. Они нежно смотрят друг на друга.

Он: Я ни разу не подумал о тебе за все воскресенье.

Она: А я собираюсь поехать без тебя на море.

Он: Я написал вчера песню и посвятил ее другой девушке.

Она: Как здорово! А я недавно выбирала в магазине туфли, и мне было совершенно не важно, понравятся они тебе или нет.

Она дотягивается до стоящей на полу пепельницы и тушит сигарету. Потом прижимается к нему, уткнувшись носом в плечо. Какое-то время они лежат молча, обнявшись.

Она (вдруг поднявшись на локтях, чтобы видеть его лицо): Правда не влюблен? А то многие, знаешь, наговорят всякого, лишь бы девушку в постель затащить.

Он: Ну что за глупости, мышонок. Конечно, не влюблен. Я хоть завтра могу пойти и переспать с кем-нибудь еще, если тебя это успокоит.

Она: Ну что ты, это не обязательно. Но если бы ты это сделал, мне было бы очень приятно.

Он: Тогда я обязательно это сделаю.

Она: Ты такой замечательный!

Он: Знаешь, мышонок, раз уж мы об этом заговорили... Ты не собираешься случайно влюбиться в меня когда-нибудь потом? Меня это тоже немного беспокоит.

Она: Милый, что ты! Мне даже подумать об этом страшно. Конечно, такое с каждым может случиться, но если я влюблюсь, то не в тебя. Я никогда не поступила бы с тобой так жестоко.

Он: Мне так важно это слышать.

Она: Люди такие эгоисты. Я не понимаю, как можно вот так вот взять и влюбиться в человека, который ничего плохого тебе не сделал.

Он: Как хорошо, что мы встретились.

Она: И я ужасно этому рада.

@темы: Диалог как жанр

23:47 

tafoxu!
Расчистить жизнь, как расчищают в кухне стол,
Чтобы поставить на него букет цветов,
Бутылку красного вина и два бокала...


- Интересно, а почему именно красного?
- Можно и белого.
- Нет-нет, ну что ты, ну конечно, красного, там же дальше будет про тридцатилетнюю бабу, умудренную такую, а раз букет, значит есть и мужчина, а раз мужчина, то любовь, и страсть, и трагедия. Легкомысленное белое вино тут совершенно ни при чем.
- Ну ладно, пусть без цвета.

Расчистить жизнь, как расчищают в кухне стол,
Чтобы откупорить бутылку хванчкары,
Нерезать сыр...

- Хванчкары! Мать, ты когда в последний раз пила хванчкару? Ты как эта, как ее.. «Боржом пили, хванчкару пили...»
- Может, каберне?
- Ну какое, в жопу, каберне. Каберне – это та же хванчкара 20 лет спустя. Да кого нахрен интересует сорт твоего дурацкого вина? Ты еще срок годности укажи.

Расчистить жизнь, как расчищают в кухне стол,
Чтобы разлить по кружкам кофе и... на-на...


- Ты моя сладкая! Кофе, да? В кружках, больших таких, да? С подружками, да? И томик Сартра приткни, и еще пушистый, мать его, плед, и кота. И не забудь посыпать все это сраной молотой корицей.
- Хватит ругаться.

Расчистить жизнь, как расчищают в кухне стол,
Чтобы поставить на него бутылку водки
И банку маринованых маслят?..

- Вот, это да. Это уже не бабское, это про жизнь. Серьезный мужской разговор. Жена ушла к другу... А, нет, погоди, раз маслята, значит все хорошо, маслята – это счастливый образ, это из семейного погребка потненькая такая баночка. Это будет стих про то, как буржуям не понять простого русского счастья?
- Вот зануда!

Расчистить жизнь, как расчищают в кухне стол,
Чтоб положить бумаги лист и карандаш...


- И выводить на нем туманные черты печальной бабы, что когда-то мне дала.
- Ну, фууу, ну что за...

Расчистить жизнь, как расчищают в кухне стол,
Чтобы достать из сумки пилку для ногтей...


- Поэзия повседневности? Бриджит Джонс?
- !!!

Расчистить жизнь, как расчищают в кухне стол,
Чтобы открыть свой старый ноутбук...


- Да-да. Новый ноутбук – это, извините, пошло, это какой-то неуместный гламур, а вот старый - это такое презрение к современным технологиям, ко всем этим атрибутам успешности, к мирской суете.
- Да ты, зараза!

Расчистить жизнь, как расчищают нахуй стол,
Чтобы разложить на нем едва остывший труп
Дотошной музы. Острый скальпель в руки взять.


- Да, острый, да. Зачем нам тупой скальпель? И взять, конечно, в руки, ногами не надо.

Не перебивать, скотина! «Расчистить жизнь, как расчищают в кухне стол» – это хорошее сравнение! Каждый, кто хоть раз разгребал хлам со стола, чтобы заняться чем-нибудь приятным, поймет это сравнение! Поймет, что иногда в жизни скапливается слишком много всякой ерунды, и может не хватить места для чего-нибудь по-настоящему важного. А ты, жопа воображаемая, ты в своей жизни ни одного стола не расчистила и ни одного слова не написала, что ты вообще понимаешь?! Что ты ко мне пристала? Что плохого в том, что люди пьют кофе и пилят ногти, и у них старые ноутбуки? Почему ты всегда все на свете обсираешь?


- Потому что как только я перестану обсирать, ты просияешь и побежишь выкладывать все это в дневник в качестве интеллектуальнейшего поста о глубине творческого процесса. А мне за тебя, дуру, стыдно. Что? Покраснела, графоманка? Да иди уж, ладно, я отвернусь.

@темы: Диалог как жанр

02:51 

tafoxu!
Подслушала сейчас с балкона серьезный мужской разговор:

- Да ты кусок говна?
- Я – человек.
- Ты – человек-кусок говна?
- Мне 27 лет!
- И уже 27 лет ты кусок говна?
- Я в бога верю.
- Верующий кусок говна?


Далее неразборчиво, а потом совсем неожиданный поворот:

- Ну и в чем, скажи ты мне, красота жизни?

@темы: Диалог как жанр

23:06 

tafoxu!
еще оттуда же - какой-то монолог какой-то придуманной девушки, не помню, зачем:

- Все, что я вижу вокруг себя – это люди, сделавшие выбор не до конца. Сделавшие, как пришлось, когда обстоятельства поджимали, но на самом-то деле не сделавшие нифига. И вот они живут себе, живут, смеются там, трахаются, вино пьют, а по ночам отворачиваются лицом к стенке и тихонько воют о непрожитых жизнях. Это в них убитые души скулят. Как можно жить, нося в себе целое кладбище? Это же настоящие убийства. Настоящие. Нет, это даже хуже. Убитые ведь ничего не чувствуют. Это скорее как пожизненное заключение. Забитые души сидят где-то в тухлых подвалах и воют по ночам. Этого от нас хотели? Этого мы хотим друг от друга?

23:35 

tafoxu!
Попытка перевода. Это потрясающая книга шведской писательницы Siv Holm, которую я купила случайно на книжкой барахолке в Глазго. Книга просто удивительная, я не понимаю, как ее умудрились не издать в России. Называется "I, A Woman". Дальше этого отрывка из третьей главы у меня дело не пошло )

Сив – в школе, на уроке математики.
Арифметика ей не дается, никогда не давалась, и никогда не будет даваться. Не помогает ни самый умный учитель, ни самый энергичный учитель, ни ее собственные отчаянные усилия.
Она смотрит на доску и видит цифры: что-то про количество воды в наполовину пустом колодце. Совершенно непонятно!
И от нее ведь не только требуют, чтобы она занималась математикой. От нее требуют, чтобы у нее получалось.
Сив абсолютно все равно, сколько воды в колодце: на пару галлонов больше или на пару галлонов меньше.
Она смотрит на спину учителя. У него широкая спина, широкая шея, и мел исчезает в его большой, грубой ладони.
Он поворачивается к классу и объясняет что-то.
Какого цвета у него глаза? Серые? Голубые? Надо не забыть узнать при случае.
У гего дружелюбный, но твердый характер. Девочки его немного боятся. В классе мальчиков он раздает оплеухи. В классе девочек такого никогда не бывает.
Но, может быть, он все равно мог бы ударить девочку?
Что если его сильно разозлить?
Сив сидит за партой и чувствует, что ей ужасно хочется спровоцировать учителя, чтобы узнать, может ли он это сделать.
«Подойди к доске и продолжи, Сив»
Она вздрагивает.
«Сив, закончи решение задачи на доске».
Она встает, но остается стоять возле парты. «Я выйду к доске, если вы хотите, но я не могу решить эту задачу».
«Ты не слушала?»
«Нет. И даже если бы я слушала, не было бы никакой разницы. Я не понимаю математику».
Ее учитель говорит с сарказмом: «Что, даже таблицу умножения не помнишь?»
Сив не отвечает.
«Сколько будет семью девять?». Молчание. «Ты не знаешь?»
Сив набирает в грудь воздуха. Вот, сейчас это произойдет. «Нет. И мне все равно».
Он подходит к ней. «Тебе все равно?»
Девочки задерживают дыхание. В классе мертвая, драматическая тишина. В действиях учителя сквозит неуверенность, а на пылающем лице Сив едва заметная усмешка.
«Как жаль, что девочек не разрешается пороть».
«Почему же?» - спрашивает она охрипшим голосом.
Учитель вздрогнул, -- дернулся – вот-вот он ее ударит.
Она говорит быстро: «Вы знаете, нам это только на пользу».
Их взгляды встречаются. Сив видит, что глаза у него серые.
Краска заливает лицо мужчины, до самой его широкой шеи.
Он понимает. Эта девчонка на самом деле хочет, чтобы ее ударили.
Он смотрит на нее, и Сив опускает глаза от стыда и сочувствия. В отчаянии она думает: «Ударь меня, бей меня до тех пор, пока все это не перестанет казаться забавным. Сделай же что-нибудь!»
Мужду ними тяжелое, вибрирующее молчание. Мужчины -- добрые, элегантные и вежливые. Такими они и должны быть. Просто Сив нужно что-то другое.
Она поднимает голову и смотрит на него с мольбой. «Простите меня, я не хотела, я... я...»
«Да, ты!» - перебивает он в негодовании. «Ты... ты невыносима!»

22:36 

tafoxu!
Еще чуть-чуть про автостоп (нашла в папке "notes", не помню, когда написано).

Много лет назад моему папе попала в руки одна из книг Антона Кротова. Он прочитал ее и рекомендовал мне с восторгом: «Человек получает огромное удовольствие, путешествуя по миру люде, так же, как мы получаем удовольствие, уходя в горы». Книжку я проглотила, но смысл папиных слов поняла только через несколько лет, когда сама оказалась в Европе на обочине дороги с поднятой рукой.

Люди – точно такая же стихия, ка горы, вода, лес и ветер. Одна и та же река может ударить тебя струей под колено и швырнуть на камни, а может кипеть в котле, чтобы накормить тебя супами из пакетиков. Одни и те же люди могут быть трусливыми и подленькими, а могут и бросить все свои дела, чтобы тебе помочь. Главное счастье вольных путешествий – в том, чтобы встретиться с огромной чужой стихией и прокатиться немного на ее могучем хребте. Главный недостаток организованного туризма – в том, что самую сложную, волнующую, но и самую приятную часть работы по укрощению стихии кто-то проделывает вместо тебя.

Во время последнего путешествия по Европе авто-стопом мне в голову пришло сравнение: как будто кто-то держит меня, мелкую, в своих огромных ладонях и легонько подбрасывает в воздух. Наверное, какое-то детское воспоминание всплыло из подсознания, потому что я сама не могла толком объяснить, откуда такой образ. Почему подбрасывает? Сейчас понимаю: бывает, когда ты далеко от всего комфортного и привычного, страшноватое ощущение, что нету рядом никакой опоры, и в любую секнуду может произойти что угодно, и ты понятия не имеешь, как с этим справляться. Но это чтоугодно происходит, и ты справляешься, и говоришь - Хаха! - и нету в мире удовольствия, которое можно было бы поставить рядом с этим «хаха». Как подброшенный в воздух ребенок, ты зажмуриваешься и пищишь от страха, но через секунду тебя уже поймали большие руки, и, едва переведя дыхание, ты требуешь еще, и снова взлетаешь, - выще, страшнее и круче.

Я хочу научиться всегда так жить, как путешественник в неизвестной стране, которому не принадлежит в мире ничего, кроме палатки и спальника, который каждую секунду готов к любому повороту событий, который не осуждает ничего вокруг – как можно осуждать то, что тебе настолько незнакомо? Хочу взлетать все выше и выше и падать, зажмурившись, точно зная, что рано или поздно меня поймают. Меня ведь всегда ловят.

Голова и П.О. недавно подарили мне очень похожую мысль в вид шикарного постулата: «нет шанса облажаться». Видимо, их тоже всегда ловят.

22:56 

tafoxu!
Еще из той же папки - записки из путешествия в Тайвань. Длинновато.

Сегодня я ела змеиный суп, и мне удалили все волосы с лица.

читать дальше

19:48 

tafoxu!
Жизнь охраняет меня от фальши
Мешая закончить строчку
Жизнь заставляет все дальше и дальше
Стремиться от общей точки
Шанса столкнуться у двух планет
На дальней моей орбите
В общем-то даже практически нет..

Ну и хуй бы с ним, извините

@темы: Рифмованное

18:27 

tafoxu!
Федя, ты дебил. Зачем же так бездарно.
Впрочем, все это меня радует. Госпиар становится каким-то уж очень топорным, очевидным и неаккуратным.
Мой маленький женский мозг, как всегда, не поспевает за моей огромной женской интуицией: нутром чую, что в ближайшее время в нашей стране будет очень интересно жить, а вот аргументировать этого пока не могу. Что-то где-то вокруг меня тихонечко жужжит, звенит и шуршит, что-то такое, что раньше не жужжало и не звенело. И мне кажется, что жужжание это такое особенное, что даже целой армии высокооплачиваемых Феденек ничего уже с ним не поделать. Может быть, он это понимает, и потому особо даже не старается.

Апдейт: Феденьку прищучили. И не важно, что он там на самом деле думал сначала, и что стал думать потом, и в самом ли деле его неправильно поняли, и был ли он за такие выходки изгнан с супружеского ложа. Если попсовый режиссер и его попсовая жена вынуждены вступать в диалоги с блоггерами по поводу гражданских процессов, - это значит, что наша с вами цапля хоть и чахла, хоть и сохла, но пока еще не сдохла. Я верю в тебя, рррродина.

01:36 

tafoxu!
Бабушка в детстве рассказывала мне о великой женщине с прекрасным именем Инди Роганди. А Ирке, оказывается, папа читал сказки про восточного мудреца Ходжуна Средина.

15:43 

tafoxu!
Сегодня первое за много лет Рождество, в которое я не пойду колядовать.

Я не помню, как нам впервые пришла в голову такая мысль, и как мы набрались наглости действительно это осуществить. Но как-то оно получилось. Мы выучили полторы колядки, откопали полтора тряпочных мешка, намотали на себя мишуры, набрали свечек и пошли. В первой квартире нам не ответили, во второй тоже. Но вот примерно с третьей все и началось.

Трудно мне определить, почему это – такая огромная радость. Потому, что люди нам доверяют, или потому, что мы добавляем что-то необычное в их вечер, или потому, что напоминаем им о чем-то важном.

Обычно мы выстраиваемся на лестничной клетке, зажигаем свечки, звоним во все квартиры на этаже и сразу начинаем петь. Певцы из нас те еще, но люди отзываются, выглядывают в глазок, высовываются в щелку. Мы от радости поем бодрее, и дверь потихоньку или сразу открывается.

Чаще всего за ней стоит хозяйка в халате, смотрит на нас недоверчиво, потом улыбается и уходит. Возвращается через минуту с сонным ребенком на руках. Ребенок хлопает глазами и нифига не понимает, а мама ему втолковывает: «смотри, вон какие колокольчики, а?»

Иногда – это самое невыносимо трогательное – из какой-нибудь дальней тихой и пыльной комнаты приводят в коридор, держа под руки, совсем-совсем старенькую бабушку. Бабушка смотрит на нас слезящимися глазами, кивает и молчит.

С бабушками вообще все очень грустно. Если мы видим, что квартира бедная и старушка живет одна, то поскорее прячем мешок. Но старушки прекрасно знают правила, и удрать без гостинца не так-то просто. Одна бабушка чуть не до слез нас довела, причитая, что пенсию задержали, и ей не на что было купить угощения к Рождеству. Хотели поделиться с ней добычей, но она сопротивлялась, как тигрица, так что мы просто пели и пели, а она все никак не закрывала дверь и смотрела на нас печально. Наконец вдруг просияла, ушаркала куда-то и откопала замерзшее сморщенное яблочко. И вы не знаете, потому что вы не видели, какая она была счастливая, когда положила его в наш мешок.

А еще одна старушка догнала нас на улице, выбежав на мороз в вязаной кофте. Мы пытались поскорее запихать ее обратно в подъезд, а она совала нам в мешок 10-рублевую купюру и все повторяла, что если ряженые снова стали ходить на Рождество – значит, «нормальная жизнь возвращается».

Самое волшебное в колядках – вот этот ритаул – «меня просили, и я отозвался». Пусть просили о ерунде, об орешках и яблочке, но ведь просили же! Я мог не открыть дверь, я мог побояться и пожадничать, я не обязан был им ничего давать – но я дал.

В обмен на орешки мы дарим людям возможность сделать что-то совсем простое и совсем хорошее. И они радуются, как дети.

Один какой-то одинокий алкоголик открыл дверь, на ходу натягивая трико. Прыгал в коридоре на одной ноге, глуповато улыбался, говорил: «столько девок, а я тут голый», а потом подарил нам бутылку Жигулевского. Надеюсь, это не была его заначка на утро.

А еще была женщина, узбечка, которая не знала, что такое колядки. Пришлось объяснить. Она подумала немного и принесла нам в полиэтиленовом мешочке настоящие домашние манты, прямо вот только что с пару. Мы потом студили их в сугробе у подъезда.

Часа через два мешок наполняется настолько, что таскать его уже лень. Тогда мы собираемся в каком-нибудь теплом месте и едим, сколько влезет. Влезает мало, так что большую часть еды растаскиваем по домам. А еще денег из мешка обычно хватает на бутылку вина и газировку для детей. Когда все начиланось, мы сами канали за детей, а теперь уже не очень, так что приходится одалживать на вечер чьих-нибудь младших братьев, для колорита.

Это мой самый любимый вечер в году. Такой вечер, когда я точно знаю, что буду очень счастлива.

Мы поем всякое про Бога, и про Рождество, и про Спасителя, но никто конечно не задумывается над словами. Как обычно. Как и должно быть. Думать в этот вечер надо о том, чего в мешке больше – мандаринов, печенья или конфет.

18:48 

tafoxu!
Очень трудно выцедить из пустоты живого человека. Вот я вижу ее, Катерину. Она сидит у окна в полупустом вагоне экспресса, разувшись, подобрав под себя ноги и накрыв колени курткой, чтобы какой-нибудь проходящий мимо пассажир не заметил линялые красные носочки. Прислонилась лбом к обшитой пластиком стене и смотрит в окно, а за окном темно и зима. Я вижу ее, Катеньку. Она проводит кончиками пальцев по запотевшему стеклу, и мелкие капельки собираются в крупные капли, и в подушечках пальцев, холодных и мокрых, столько нежности, что хочется засунуть их в рот, но нельзя, потому что грязно, и под пальцем уже чувствуется крошечная песчинка. Катеньке сразу становится противно, она воровато засовывает руку под куртку и вытирает пальцы о джинсы.

15:43 

tafoxu!
У нас с Наташей только что родилось (как всегда, из опечатки) шикарное название для PR-агентства:
"Bublic Relations". С английским тэглайном "What goes around comes around".

15:07 

tafoxu!
На тот случай, если кто-нибудь еще не читал "Записки у изголовья" Сэй Сенагон.
Написано в начале 11 века в Японии.


ТО, ЧТО НЕПРИЯТНО СЛУШАТЬ

Кто-то в свое удовольствие неумело наигрывает на цитре, даже не настроив ее.
Пришел гость, ты беседуешь с ним. Вдруг в глубине дома слуги начинают громко болтать о семейных делах. Унять их ты не можешь, но каково
тебе слушать! Ужасное чувство.
Твой возлюбленный напился и без конца твердит одно и то же.
Расскажешь о ком-нибудь сплетню, не зная, что он слышит тебя. Потом долго чувствуешь неловкость, даже если это твой слуга или вообще человек
совсем незначительный.
Тебе случилось заночевать в чужом доме, а твои челядинцы разгулялись вовсю. Как неприятно!
Родители, уверенные, что их некрасивый ребенок прелестен, восхищаются им без конца и повторяют все, что он сказал, подделываясь под детский лепет.
Невежда в присутствии человека глубоких познаний с ученым видом так и сыплет именами великих людей.
Человек декламирует свои стихи (не слишком хорошие) и разглагольствует о том, как их хвалили. Слушать тяжело!


В лучшую сторону в этом мире меняется только всякая фигня. Все действительно неприятное (как неуместно напившиеся возлюбленные) осталось в точности таким же, как было 1000 лет назад.

23:36 

tafoxu!
Пусть жизнь нас полощет, и треплет, и хлещет,
Мы живы, пока есть простейшие вещи:
Зеленые грядки, кудрявые прядки,
Квадратные маленькие шоколадки.

Как часто в минуты тоски и печали
Простейшие вещи меня выручали:
Кошачьи усы, собачьи носы
И новенькие кружевные трусы.

При всем уважении к Ницше и Кафке,
Есть сила и мудрость в салатной заправке,
В липучих листках, в наивных стишках,
И в связанных бабушкой теплых носках.

@темы: Рифмованное

13:33 

tafoxu!
Запомнила фразу, которую спросонья сказала своему будильнику сегодня утром: "Я не тигр, я камышовый кот! Дайте мне поспать еще один камышовый час!"
Очень досадно, что сон, к которому, очевидно, и была привязана эта фраза, начисто стерся из памяти. Хороший был, наверное.

13:55 

tafoxu!
Своим лучшим поэтическим произведением я считаю небольшую поэму «Ослик», написанную в возрасте четырех лет:

Вышел Ослик на полянку,
Видит Ослик: Серый Волк!
Слышит Ослик: где-то в ямке
Роет Белочка песок.


В этом стихотворении есть все.

Есть главный герой, из имени которого понятно, что он простодушен и добр. Есть антагонист: Серый Волк. Мы чувствуем исходящую от него опасность, но, в то же время, в нем нет примитивной однозначности, потому что не сказано, что он злой - он просто какой-то Серый. Волк ничего не делает, он просто присутствует, и мы чувствуем, как между ним и Осликом сразу возникает напряжение, которое усиливается общей атмосферой таинственности: лес, поляна, доносящиеся издалека шорохи.

Есть персонаж второго плана – Белочка. Обратите внимание, что Белочка роет песок где-то, то есть – не на поляне, но Ослику, тем не менее, точно известно, что звук разрываемого в ямке песка исходит именно от Белочки. Сразу понятно, что Белочка - не просто зверек, а личность, хорошо знакомая Ослику. У Ослика и Белочки есть предыстория, некое общее прошлое. Я даже думаю, что между Белочкой, Осликом и Волком возможен любовный треугольник.

В стихотворении присутствует и прекрасная загадочность. Заметьте, Белочка роет не ямку, а песок в ямке. Если бы Белочка рыла ямку, это было бы весьма прозаическое бытовое действие. Но нет, ямка уже существует, однако Белочка зачем-то сидит в ней и перекапывает песок.

Обратите внимание на композицию: троекратное повторение имени главного героя и параллель между двумя каналами чувственного восприятия (видит, слышит) привносят в стихотворение симметрию и асимметрию одновременно, а нарушение структуры в последней строке создает ощущение неожиданного конца.

Обратите внимание и на то, как четкий ритм дополняется размытой рифмой волк-песок. В этой неправильной рифме есть и смелость, и тонкость, и вкус.

Поэма «Ослик» сразу после публикации нашла благодарную аудиторию в лице моей младшей сестры, которая выучила его наизусть и несколько месяцев рассказывала всем соседям и родственникам.

Судьба первого моего прозаического произведения, изданного примерно в то же время, сложилась более трагично. Это был детективный рассказ о том, как наша кошка Нюрка свалилась в ванну, полную холодной воды. Детективным он был потому, что читатель сперва слышал грохот в ванной комнате, потом видел мокрые следы в коридоре, и только после этого узнавал, в чем дело.

Рассказ попал в руки моей бабушки, которая оказалась жестким и нечутким критиком. Она прочитала его вслух соседкам, и они громко смеялись. Нанесенная мне травма была так глубока, что я собственноручно уничтожила весь тираж и еще 10 лет после этого не брала в руки перо.

Tormashki

главная