Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:28 

tafoxu!
И еще одно мизантропическое наблюдение: когда о ком-то говорят, что это "замечательный человеЧЕК", значит этот кто-то (обычно женского пола) - полный кретин, маскирующий свою ничтожность отчаянным оптимизмом.

13:26 

tafoxu!
Когда я думаю о скандале вокруг статьи Александра Подрабинека, у меня начинается легкая шизофрения. С одной стороны, мне как маркетологу, статья эта не очень симпатична: сразу ясно, что пытаться понять ее никто никогда ни за что не будет, – слишком силен взращенный в нас с детства трепет перед ветеранами. При этом, строго говоря, прямого оскорбления ветеранам эта вывеска не наносила – шашлычную ведь не назвали гитлеровской или фашистской (весьма показательно, между прочим, что всякие патриотические дружины со стилизованными свастиками на рукавах ветеранов особенно не тревожат). Звание «ветеран Великой Отечественной войны» означает совсем не то же, что «доблесный защитник советской власти от нападок диссидентов». Получается, что знак равенства между этими понятиями, поставленный кем-то либо по глупости, либо по грамотному расчету, Подрабинек в своей статье весьма прочно укрепил на радость нашистам и прочей шушере, лидеры которой маркетинговыми соображениями не брезгуют и знают, как использовать с народные настроения в своих интересах. Надо отметить ради справедливости, что Подрабинек обращается в своей статье не ко всем ветеранам, а только к тем, кто написал жалобу на несчастную шашлычную. Правда, уточнение это фигурирует в тексте только один раз, и вряд ли кто обратит на него внимание, прочитав дальше: «Это вы, советские ветераны, защищали советскую власть и потом были обласканы ею, а теперь страшитесь правды и цепляетесь за свое советское прошлое».

С другой стороны, отвратительный скандал, который начался из-за этой статьи, и продолжился после того, как в защиту свободы совести (а не Подрабинека лично!) выступила Элла Памфилова, раздражает меня еще больше. Что бы там ни говорили члены ОПы и Комисси по правам человека, энергично открестившиеся от заявления Памфиловой, опубликовать скандальную статью в журнале – это одно, а терроризировать человека, дежуря под окнами его квартиры – это совершенно другое. Не то чтобы я очень сочувствовала Подрабинеку лично – человек, я думаю, прекрасно понимал, на что он идет, а за годы журналистской работы привык, наверное, и не к такому. Ужасает меня то, что нашисты открыто, гордо расправив плечи и чувствуя за собой поддержку народных масс, занялись тем, что нельзя назвать иначе как травлей. Это гнуснейшая травля, и сходство нашистов со сворой собак тут настолько очевидно, что у меня просто мурашки бугет по коже.

В контексте всего этого, я начинаю думать, что Подрабинек был прав, опубликовав вместо деликатной аналитики скандальную статью. Как еще можно приучить общество к тому, что любое мнение, как бы оно ни противоречило общественным стереотипам, имеет право на существование и уважение? Думаю, что таких статей должно быть много, и чем скандальнее, тем лучше. Пусть их публикуют не общественные организации, которым приходится деликатно выстраивать отношения с общественными силами, заботиться о собственной репутации, общественном мнении и прочих неромантических вещах. Пусть их публикуют независимые журналисты, готовые к тому, что под их окнами будут лаять своры собак. Задача общественных организацией и институтов в этом случае – сделать именно то, что сделала Памфилова, - встать на защиту принципа свободы, а не отдельно взятого человека и его личной точки зрения.

00:12 

tafoxu!
omg. английская колыбельная:

Three blind mice,
Three blind mice,

See how they run!
See how they run!

They all ran after the farmer's wife,
Who cut off their tails,
With a carving knife.

Did you ever see such a thing in your life,
As three blind mice.

12:46 

tafoxu!
К нам в Рязань приезжает Хельга Патаки, в связи с чем мне кинули ссылку на видеозапись ее выступления. Хельга Патаки пишет и читает сказки под музыку. Такой почти что Гришковец, только женщина. И вот сижу я и думаю, что в мире развелось какое-то ужасное количество крайне-умилительно-очаровательной литературы совершенно ни о чем. В общем-то, эта же-же-зация литературного пространства - явление, наверное, совсем не плохое, и надо гнать поганой метлой этот необоснованный снобизм - особенно мне, с моим-то дневничочком, надо молчать в тряпочку. Если это кому-нибудь нравится, значит, это ценно, меет право быть и должно быть.

Сетовать по поводу литературных нравов - это очень и очень дурной тон, но я признаюсь: меня немного раздражает, что высокохудожественный пипл радостно хавает то, что служит, по-моему, единственной цели - примирить человека с действительностью, поэтизировать все, что его окружает, и никак, ничем, и никогда его не беспокоить. Литература тотального комфорта.

Слова должны раздражать, тревожить, не давать спать, разрушать города и строить замки, вызывать слезы - не умиления! - и радость - не от узнавания себя. Читателям должно быть страшно, стыдно, больно. Они должны сомневаться, кусать губы, злиться на писателей и угрожать им телесными повреждениями.

Вот кое-кто мне конечно попеняет за неуместное использование глагола "должен", но я все равно его оставлю. Должны, да! Потому что я так считаю.

Когда поэзия вторична,
в ней все привычно, все прилично,
мотивчик льется, всем знакомый,
конец с концом сводя отлично!

И даже бульбы ржавой мути
не затмевают мелкой сути,
когда поэзия вторична
и множится, как мякиш ртути.

И много счастлив обыватель —
в нем пробуждается писатель:
когда поэзия вторична,
он как бы сам — ее создатель!

Он восклицает непорочно: —
Я написал бы так же точно!
Ведь эти мысли, эти чувства
сидят во мне давно и прочно!
Мое! Мое! Мой опыт личный!
Язык, настолько мне привычный!

...И эта правда роковая —
палач Поэзии первичной!


Юнна Мориц.

11:19 

tafoxu!
Мне до сих пор удивительно, что настоящую литературу от ненастоящей всегда можно отличить, прочитав из книги даже всего одну страницу. Но сформулировать признаки ненастоящей литературы мне никак не удается. Например, многочисленные упоминания брэндов - это всегда "фу", но есть же Павич и его любимые Black Bvlgari Unisex. Еще, мне кажется, старательные и красочные стилизации, особенно под старину ("Ох ты, гой еси...") - тоже признак плохого вкуса, но есть "Кысь" Толстой. Еще меня всегда настораживает обилие имен, фамилий, и прочих интимных подробностей в описаниях героев, - хорошей писатель может создать портрет безо всей этой ерунды. Но и тут, наверное, найдутся исключения. Единственное, в чем я почти уверена: настоящая литература не бывает "на злобу дня", поэтому не может быть "про Рублевку", "про рволюцию" или "про перестройку". Признаки времени в хороших книгах - это декорации, и эти декорации не должны бросаться в глаза. Вот рассказы Зощенко - это, на мой вкус, литература ненастоящая, потому что у нее был срок годности, и он давным давно истек.

11:31 

tafoxu!
«Из таких как вы, Маша, вырастают самые печальные неудачники. Такие, у которых все могло получиться, но ничего почему-то не получилось».

Может быть, он сказал это как-то по-другому, или что-то совсем другое имел в виду. Может быть, это была одна из тех фигней, что он разбрасывает направо и налево, зная, что не здесь, так там попадет в точку. Скорее всего, так оно и было. Каждому хочется верить, что у него все может получиться, и каждый боится, что почему-то не получится. Скажите об этом человеку невпопад, как будто эта мысль неожиданно пришла вам в голову, посмотрите при этом ему в глаза, а потом отведите взгляд к окну, дайте понять, что не ждете никакого ответа, выдержите паузу в полминуты и вернитесь к теме прерванного разговора. А если вы сделаете все это рано утром в тихом кабинете еще пустого университета, и если вам будет 70 лет, и тот, кому вы это скажете, будет бояться вас до чертиков и любить до слез...

Так или иначе, мой Старик с пальцами из непропеченного теста одныжды бросил в меня эти слова и попал. Я, бывает, забуду о них на полгода, на год, а потом они всплывают вдруг откуда-то посреди ночи, как Страшная Правда. И хотя я точно знаю, что никаких Страшных Правд на свете не бывает, от этих слов я не могу отделаться.

Что значит «все могло получиться»? У кого в этом мире получилось «все»? Мне хочется схватить Старика за сутулые плечи, трясти и спрашивать: у вас, что ли, все получилось? Вы, что ли, не тратили времени понарпасну и ни о чем не жалеете? Может, это вы один из тех людей, которых вся планета ищет, но никак не может найти – один из тех, кто прожил «настоящую» жизнь, кому не о чем сожалеть и нечего стыдиться? Вы?! Мне хочется трясти его до тех пор, пока я не увижу, что из него, как из каждого нормального человеческого существа, сыплется зависть, страх, сомнения, отчаяние и сожаление о других, неведомых, непрожитых им жизнях. Мне хочется разобрать его на кусочки и убедиться, что он точно такой же, как я, что никаких «других» людей не бывает на свете и быть не может.
Мне хочется убедиться, что никакая жизнь не может быть более настоящей, чем моя, наполненной большим количеством смысла.

Я представляю, как рассказала бы все это психотерапевту. Прекрасные они люди, эти психотерапевты, помогают нам чувствовать себя здоровыми и счастливыми.

- Маша, вам кажется, что в вашей жизни недостаточно смысла? Это ощущение совершенно нормально, оно заставляет нас двигаться вперед...
- Нет, черт возьми! – Заору я, как Тони Сопрано, - Вы не понимаете! Разве смысла может быть достаточно? Я хочу знать, можно ли жить по-другому, можно ли распорядиться жизнью лучше, чем это делаю я.
- А как, по-вашему, должна выглядеть эта другая жизнь?
Тут я задумаюсь, засмущаюсь и стану водить пальцем по обивке кресла.

Можно ли жить, не тратя времени на всякую ерунду? Конечно, можно. Зачем мне столько неинтересных людей, глупых книг, пустых фильмов? Стоит ли так много времени думать о новых туфлях, пластиковых окнах, объеме талии и бедер? Может, жизнь станет более настоящей, если я перестану пить, курить, и займусь йогой? Может быть, для настоящей жизни надо отбросить все ненужное, оставить самое главное, и уделять этому главному как можно больше времени и сил?

Мне страшно думать о том, что есть люди, которые справляются с этой жизнью лучше, чем я. Это означало бы, что мне нужно многое изменить в себе, а перемены в себе – это такое тухлое занятие.

В старших классах я переписывалась с одним мальчиком, который учился в Англии. Мальчик был, как мне тогда казалось, слишком хорош для меня, – по крайней мере, он не грыз ногти и следил за чистотой своих ботинок. За неделю до каникул я сказала себе: вот, он приезжает. У меня есть семь дней, чтобы стать другим человеком. Я мысленно составила список того, что мне надо было изменить в себе, и, конечно же, забыла об этом через полтора часа. «Какие глупости», - думала я потом с облегчением. Мальчику я понравилась такой, как была, все пошло своим чередом и закончилось самым лучшим образом. Мне хочется и теперь думать так же: менять себя - глупо, я такая, как есть, и всегда такой останусь. Будь собой, Машенька, и все само по себе сложится как надо.

«Будь собой, люби себя!» - нежными голосами поют психотерапевты, порхая весенним утром за окном стариковского кабинета. У них гладкая кожа, мягкие кашемировые свитера, приятные манеры и нет проблем с эрекцией.

«Неудачница», – говорит со вздохом Старик, глядя на часы: ему уже пора в свою настоящую жизнь, он и так потратил на меня слишком много бесценного времени.

На стороне психотерапевтов – весь распрекрасный мир, который любит меня такой, какая я есть. На стороне психотерапевтов - ничейные зеленые луга и бесплатное голубое небо, смеющиеся младенцы и баночки черничного варенья, берег океана и солнце. Сама Мать Природа на стороне психотерапевтов, - чудесная, нежная, добрая.

А на стороне Старика – ничего. Сплошная неизвестность, неопределенность, и, вероятнее всего,- одиночество.

Вот тебе, Нео, и две таблетки.

16:56 

Неожиданное открытие

tafoxu!
Если один глаз закрыть, а второй скосить и долго рассматривать нос, бровь, край щеки или что там у кого видно, - то перестаешь отождествлять себя с собственным телом. Появляется ощущение, что выглядываешь из него через дырочку глазницы.

02:21 

tafoxu!
Девочка в темном дворе чертит деревяшкой с гвоздем длинные полосы в пыли. Окна светятся желтым и красным, соседского мальчика ведут за руку домой, он выворачивает шею, чтобы рассмотреть деревяшку: не сперла ли ее девочка из мальчишечьего шалаша? Девочкина мама скоро вернется с работы, остановится у подъезда и будет смотреть недовольно, и девочка пойдет к ней растерянно, вытирая руки о платье. Потом побежит, потом остановится.

Но мама еще на работе, и девочка возит по двору деревяшку, чертит длинные полосы, и дебильное джинсовое платьице топорщится, попрятались куда-то все собаки, а у качелей валяется тряпка, зацепилась за гвоздь на деревяшке, ладони потные, а вечер бесконечен, а девочке шесть лет, девочке всего только шесть лет, мама на работе, а вечер бесконечен.

02:08 

tafoxu!
Не могу поверить, что это мое время и моя страна.
Мне страшно представить, что еще мы готовы простить этому времени.
Мне хочется выйти в поле, обхватить руками голову и заплакать в пустоту: не надо столько крови, Господи. Не надо столько крови. Измени правила, родненький, всего один раз, пожалуйста, пожалуйста, измени правила. Сделай так, чтобы люди перестали убивать. Упрости этот гребаный мир хоть немножечко.

А ты, Антон, и все остальные, такие же - провалитесь вы под землю со своей революцией и никогда оттуда не возвращайтесь. Один единственный убитый человек - это уже слишком много.

Мы все должны сейчас ходить по улицам, обхватив головы руками, и плакать. Я не понимаю, почему вместо этого я сижу на своей постели, курю и пишу какие-то блядские буквы. Я не знаю, что делать. Я не знаю, что делать.

16:54 

tafoxu!
(с) Аркадий Бабченко

Есть у меня хороший товарищ, журналист немецкого телевидения. Мы с ним ездили на Марш несогласных в Нижний. И вот после всего - ОМОНа, дубинок, поваленных потоптанных женщин - возвращаясь в гостиницу, он сказал шикарную фразу: "Не понимаю, как люди, работающие на госканалах, могут говорить "Я журналист". Надо говорить: "Я блядь. Я блядь с Первого канала. Вот мое удостоверение бляди."

11:35 

Душевный стриптиз

tafoxu!
Variatio delectat

читать дальше

04:38 

tafoxu!
Сегодня на лекции по consumer behaviour обсуждали, как потребители ведут себя, если их доходов не хватает на желаемый образ жизни. Грустная была вообще лекция, но я не о том. Преподавательница (смешная такая ирландка) перечислила основные стратегии потребителей, как рациональные (охотиться за распродажами), так и иррациональные (бухать). Некоторые граждане еще, например, принципиально не заводят кредитных карт, чтобы не дай бог не попасть в долговую яму. Ирландка спросила, как нам кажется, явлются эти стратегии характерными только для людей с низким уровнем доходов.

В ответ на это Тиффани рассказала, что у нее тоже нет кредитной карты, потому что она боится попасть в зависимость, потому что в ее семье было немало алкоголиков, в том числе и среди ближайших родственников, и она боится, что эта склонность к зависимости передается по наследству, и что по этой же причине она старается не пить.

Еще на одной из лекций, когда мы обсуждали первпективы развития рынка круизов, Тиффани рассказала в деталях, как ее бойфрэнд сделал ей предложение (во время круиза). Аудитория послушно сказала "Ooooohhh", в лучших традициях голливуда. А о том, когда у Тиффани будет свадьба, какое у нее будет платье, какой торт и сколько гостей, знает уже, наверное, весь университет.

Эту страсть делать личную жизнь достоянием общественности я никак не могу понять. Почему в мэqнстримовых мелодрамах конфликт между героями должен разрешиться не иначе как на футбольном поле во время матча, на сцене во время спектакля или в прямом эфире?

13:35 

tafoxu!
Свобода - это очень хорошо конвертируемая валюта.

17:05 

tafoxu!
- А чего ты, собственно, хочешь?
- Хочу иметь право хотеть чего угодно.

00:11 

tafoxu!
На "Пилораме 2009" меня поселили в профилактории, в сдвоенном номере. Когда я открыла дверь ключом, во второй комнате уже были чьи-то вещи: ноутбук и свитер в полосочку. Мужской. В общем-то, провести в этом номере я собиралась всего часа четыре, и совершенно все равно мне было, кто будет спать за стенкой. Но я все-таки из любопытства спросила у администратора.

Ноутбук и свитер в полосочку принадлежали Аркадию Бабченко, журналисту из московской Новой, и лауреату чего-то за рассказы о чем-то. Это все, что мне было на тот момент известно. Потом еще выяснилось, что раньше он был журнлистом в Чечне, а теперь пишет о произволе правоохранительных органов. Это все.

После Пилорамы я прогуглила фамилии всех участников форума, которых запомнила. И его в том числе. И нашла его рассказы, переведенные, между прочим, на какое-то безумное уже количество языков. Я была уверена раньше, что военную прозу читать невыносимо тяжело, и что я на это неспособна. И что жизнь на войне не имеет ко мне никакого отношения. И что люди, вернувшиеся оттуда, - злобные, больные и вообще почти мертвые. И что мне с ними совершенно не о чем было бы разговаривать при встрече. И еще много чего я думала раньше и никогда больше не буду думать. Мне даже стыдно, что я столько времени прожила, не прочитав рассказов Аркадия Бабченко.

Читатьтут

02:08 

tafoxu!
Покупая книги, мы фактически берем на прокат кусочки чьих-то жизней.

- Уважаемый Милан, а мне не выкроите кусочек? Примерить.
- На, Маша. Носи на здоровье.

08:23 

tafoxu!
- Который час?
- Без четырех тридцать.

17:59 

tafoxu!
Наблюдение:

Больше всего мы боимся потерять то, чего у нас никогда и не было.

22:04 

tafoxu!
На лавочке в сквере рыдает
Хорошя девушка Настя
Настя с утра провалила
Ежегодный экзамен по счастью.

Ах Настя, хорошая Настя!
Поверь, ты рыдаешь напрасно.
Отличники все дураки,
Только двоечники - прекрасны.

@темы: Рифмованное

16:47 

tafoxu!
Пустяковое


Вчера в примерочной Oggi разговаривала в слух с серой блузкой в белый горошек.
"Ты моя хорошая", - говорила я, поглаживая шелковистый воротничок. "Ты моя красивая... я тебя домой заберу. Хочешь со мной жить?"
Продавщица, которая в этот момент незаметно подошла к кабинке, чтобы просунуть мне за штору брюки нужного размера, испуганно отскочила в сторону.

Tormashki

главная