22:56 

Tormashki
tafoxu!
Еще из той же папки - записки из путешествия в Тайвань. Длинновато.

Сегодня я ела змеиный суп, и мне удалили все волосы с лица.

Суп из питона входил в список обязательных развлечений, который я прислала ПоЮ еще за неделю до приезда. Змеиный ресторан оказался забегаловкой на ночном рынке. У входа парень с выбеленными волосами (на Тайвани, если верить ПоЮ, в блондинов перекрашиваются только знаменитости и проститутки) приплясывал и зазывал посетителей: заходите, не стесняйтесь, суп змеиный похлебайте. То, вокруг чего прыгал парень, оказалось аквариумом, в котором свернулся огромный желтый змей: чей-то будущий обед. Чуть в стороне стояли клетки с мышами и кроликами – будущий обед змея. С другой тороны от аквариума, почти незаметные, дремали в стекланном кубе два маленьких и очень грустных кроколильчика, - тоже пункт из меню. Фотографировать крокодильчиков крашеный парень не разрешил, потому что они боятся вспышки. Очень гуманно.

– Это еще что, – сказала ПоЮ, – раньше они убивали и ошкуривали змей прямо на глазах у посетителей.
Поскольку я дала себе слово поглощать культуру Тайваня целиком и полностью, отказываться от змеиного супа было нельзя. Весьма расхлябанная официантка приняла заказ, не отрываясь от телевизора, по которому шел комедийный сериал. Трое подростков за соседним столом пили что-то темное из меленьких стопок.
- Змеиная кровь, - сказала ПоЮ. – Очищает организм, чтобы не было прыщей.
В ламинированых меню, которые валялись у нас на столиках, оказалось еще немало полезных блюд. Все они были приготовлены по схожим рецептам: потрясающая воображение часть животного с добавлением лекарственных трав. Названия трав ПоЮ не могла перевести на английский, а с частями животных у нее, к сожалению, получилось. Больше всего меня потрясли жареные оленьи хуи (хороши для печени) и маринованая змеиная шкура (кажется, очищает кишечник).

Змеиный суп оказался прозрачным бульоном с четырьмя кусочками белого мяса. На вкус он весьма приятен и похож на пресную уху. Если бы не демонстрация пищевой цепочки на входе, я бы,наверное, сьела больше, но из сочувствия к грустным крокодильчикам ограничилась одной ложкой.

***

После змеиного супа мне был обещан особый десерт, ради которого мы пробрались сквозь толпу на другой конец рынка. Эта палатка выглядела, как и все остальные: плита, заставленная бурлящими кастрюльками и незаметно переходящая в стол, к которому приставлены табуреточки для клиентов. При виде кастрюлек мне стало дурно.
- ПоЮ, оно что - жидкое?
- Ну да, - сказала ПоЮ.
Пришлось объяснить ПоЮ, что на свете я не боюбсь практически совсем ничего, кроме мутных жидкостей, особенно если они теплые, сладкие и приготовлены из непонятных ингредиентов.

- Но я тебе все расскажу, игнредиенты очено простые, - сказала ПоЮ. - Там сироп из такого особого овоща, он похож на сладкий картофель, и пюре из вареных красных бобов, и еще... – посмотрев на меня, она поняла, что это не сработает, и сменила тактику: - Сомфоп всегда такой ест, когда ко мне приезжает.

Сомфоп – это бойфрэнд ПоЮ из Тайланда. На Тайланде едят тараканов.

В общем, десерт выглядел так, что я охотнее схела бы живого крокодильчика. В мутной коричневой жиже плавало что-то буроватое и белое, активно расползающееся по сторонам. Зажмурившись, я съела одну ложку и согласилась, что это, в принципе, вкусно, но свою единственную фобию я все-таки должна уважать.

Когда ПоЮ расправилась с деликатесом, мы пошли купить мне гуавовый сок. - Но сок ведь тоже мутный, - доматывалась ПоЮ. - Зато в нем нет ничего, кроме гуавы, - отбивалась я.
– Но ты ведь ешь супы в России.
– Я ем их с детства и привыкла.
– Нелогично.
– ПоЮ, это фобия! Фобии не бывают логичными!

После этого мы пошли к метро, чтобы поехать на встречу с друзьями ПоЮ в каком-то торговом центре. На эскалаторе черт дернул меня спросить, что делают в отгороженном пальмами углу люди в традиционной одежде.

– О, как же язабыла! Ты обязательно должна это попробовать.

Девушки за столиками проводили традиционную косметическую процедуру: удаление всех волос с лица с помошью нити. Я такое видела по телевизору: они скручивают нитяную петлю, водят ей по коже, а волоски попадают в переплетение и вырываются. У азиатов (я давно заметила) вообще есть культ безволосости, - в смысле, какой же ты человек, если у тебя на теле шерсть? Клиенты салона выглядели весьма счастливыми, а я чувствовала себя немного виноватой из-за десерта, и согласилась стать более человечной. Девушка вымазала мне лицо мелком, чтобы обнаружить его волосатость, и призвала ПоЮ в свидетели. – Да-да, - сказала ПоЮ безжалостно. - Европейцы, они вообще куда волосатее азиатов.

За этим последовали 20 минут кошмара, во время которых ПоЮ прыгала вокруг меня с фотоаппаратом, а девушка-инквизитор ехидничала на китайском.

– Она говорит, что за такой объем работы следует взять с тебя дополнительную плату, - добросовестно переводила ПоЮ.

Я решила не обижаться: надо же маленьким желтолицым людям хоть в чем-то чувствовать свое превосходство над цивилизванными народами. Китайская императрица КыСи считала, что европейцы не совсем люди, и у них не сгибаются колени. Это было в 19 веке, когда в Китае хозяйничали англичане и русские, а местные правители не могли ничего поделать, потому что страна была в полном экономическом и политическим раздрае. Кроме сгибающихся коленей у КыСи, наверное, не много было поводов для гордости. Ее можно понять. Я морщилась от боли и думала о несчастной КыСи и о том, какой ужасной процедуре я подвергну ПоЮ, когда она приедет в Россию с ответным визитом.

Когда все закончилось, девушка домонстративно вздохнула, протерла меня тряпочкой и подвела к зеркалу, в котором я увидела свое безволосое малиновое лицо.

- Лобстер, - сказала ПоЮ.
- Курить! – сказала я.

Пока я курила, ПоЮ звонила своим друзьям и, улыбаясь до ушей, объясняла, что процедура дала неожиданные побочные эффекты, ее русская подруга откачивается никотином и вряд ли захочет знакомиться с новыми людьми до завтрашнего утра.

- Знаешь, после такого унижения, нанесенного мне народом Тайваня, я, пожалуй, сменю политические взгляды и стану поддерживать Китай, - сказала я.
- Ничего-ничего, - утешала меня ПоЮ, - завтра я отведу тебя на массаж стоп, в качестве компенсации. Это очень приятно. Правда, – добавила она – сперва они тебя продиагностируют и выявят все скрытые болезни, о которых ты можешь даже не подозревать.

Я понимаю, почему на Тайване так мало туристов.

***

Справедливости ради, должна сказать, что сейчас, пять часов спустя, когла я лежу в постели и описываю свой замечательный день, лицо у меня уже в полном порядке и не сильно отличается от того, каким было до процедуры. 300 рублей и полчаса кошмара, - зато теперь я могу сколько угодно мазаться мелом, и никто не обнаружит на мне ни единого волоска. Шик.

***

ПоЮ возит меня по городу на своем мотоцикле. Сперва было очень страншо, а потом мне понравилось. Мотоциклы в Тайпее – самый распространенный вид транспорта, по-моему, их раза в три больше, чем автомобилей. На них ездят подростки, пенсионеры, мамаши с младенцами и серьезные мужчины в костюмах. Я даже видела мотоцикл, совмещенный с инвалидной коляской. Все до одного мотоциклисты в шлемах, многие в масках, - чтобы не глотать пыть и выхлопные газы. У ПоЮ есть запасной шлем для меня, а за маской мы заехали в магазин.

- Выбирай яркую, как у настоящих тайваньцев, - посоветовала ПоЮ, и я купила желтенькую с Губкой-Бобом, и еще красные наушники в полосочку за 35 рублей.

***

Перед поездкой я получила от бабушки в подарок русско-китайский разговорник, в котором есть крайне полезные фразы, например: «Ой, оказывается, я иду по велосипедной дорожке, и мешаю велосипедистам, извините, это я нечаянно!»
Сегодня утром, когда мне нужно было самостоятельно найти дорогу к станции метро, я думала было им воспользоваться, но не решилась. Как потом оказалось, была права.

- «Где продаются сигареты?» - спросила я у ПоЮ на китайском, стараясь точно передать все интонации.
- Ты хочешь купить куриные глаза? – удивилась она.

К счастью, в центре Тайпея много прогрессивной молодежи, говорящей по-английски, так что проблем с общением не возникает. А вот в спальном райноне, куда меня поселили, живут самые обычне тайваньцы. “Do you speak English? Where is the metro station?” – спрашивала я у прохожих, улыбаясь и тыкая в карту метро, а они разбегались от меня, как от безумной. После десятой попытки меня осенило, что они, наверное, принимают меня за чокнутого миссионера, раздающего брошюрки о спасении во христе. Я спрятала карту в сумку, и дело пошло чуть легче: от меня не шарахались, и даже показывали общее направление. Продвигаясь в указанную сторону, я пришла к зданию, похожему на станцию.

- Is this METRO? – спросила я у стоящего рядом дедушки. Он посмотрел на меня странно и ушел. Я осторожно прокралась внутрь и обнаружила прачечную.

URL
Комментарии
2010-06-25 в 23:29 

Ночной Попутчик
"Мне снилась осень в полусвете стекол..."
Это замечательно! :lol:

2010-06-25 в 23:37 

так надо
сейчас модно выпускать книжки по дневниковым записям, но кажется странным читать второй раз то, что где-то когда-то уже видел. А твою книжку, я бы наверное даже поехал куда-нибудь, чтобы купить

   

Tormashki

главная