23:35 

Tormashki
tafoxu!
Попытка перевода. Это потрясающая книга шведской писательницы Siv Holm, которую я купила случайно на книжкой барахолке в Глазго. Книга просто удивительная, я не понимаю, как ее умудрились не издать в России. Называется "I, A Woman". Дальше этого отрывка из третьей главы у меня дело не пошло )

Сив – в школе, на уроке математики.
Арифметика ей не дается, никогда не давалась, и никогда не будет даваться. Не помогает ни самый умный учитель, ни самый энергичный учитель, ни ее собственные отчаянные усилия.
Она смотрит на доску и видит цифры: что-то про количество воды в наполовину пустом колодце. Совершенно непонятно!
И от нее ведь не только требуют, чтобы она занималась математикой. От нее требуют, чтобы у нее получалось.
Сив абсолютно все равно, сколько воды в колодце: на пару галлонов больше или на пару галлонов меньше.
Она смотрит на спину учителя. У него широкая спина, широкая шея, и мел исчезает в его большой, грубой ладони.
Он поворачивается к классу и объясняет что-то.
Какого цвета у него глаза? Серые? Голубые? Надо не забыть узнать при случае.
У гего дружелюбный, но твердый характер. Девочки его немного боятся. В классе мальчиков он раздает оплеухи. В классе девочек такого никогда не бывает.
Но, может быть, он все равно мог бы ударить девочку?
Что если его сильно разозлить?
Сив сидит за партой и чувствует, что ей ужасно хочется спровоцировать учителя, чтобы узнать, может ли он это сделать.
«Подойди к доске и продолжи, Сив»
Она вздрагивает.
«Сив, закончи решение задачи на доске».
Она встает, но остается стоять возле парты. «Я выйду к доске, если вы хотите, но я не могу решить эту задачу».
«Ты не слушала?»
«Нет. И даже если бы я слушала, не было бы никакой разницы. Я не понимаю математику».
Ее учитель говорит с сарказмом: «Что, даже таблицу умножения не помнишь?»
Сив не отвечает.
«Сколько будет семью девять?». Молчание. «Ты не знаешь?»
Сив набирает в грудь воздуха. Вот, сейчас это произойдет. «Нет. И мне все равно».
Он подходит к ней. «Тебе все равно?»
Девочки задерживают дыхание. В классе мертвая, драматическая тишина. В действиях учителя сквозит неуверенность, а на пылающем лице Сив едва заметная усмешка.
«Как жаль, что девочек не разрешается пороть».
«Почему же?» - спрашивает она охрипшим голосом.
Учитель вздрогнул, -- дернулся – вот-вот он ее ударит.
Она говорит быстро: «Вы знаете, нам это только на пользу».
Их взгляды встречаются. Сив видит, что глаза у него серые.
Краска заливает лицо мужчины, до самой его широкой шеи.
Он понимает. Эта девчонка на самом деле хочет, чтобы ее ударили.
Он смотрит на нее, и Сив опускает глаза от стыда и сочувствия. В отчаянии она думает: «Ударь меня, бей меня до тех пор, пока все это не перестанет казаться забавным. Сделай же что-нибудь!»
Мужду ними тяжелое, вибрирующее молчание. Мужчины -- добрые, элегантные и вежливые. Такими они и должны быть. Просто Сив нужно что-то другое.
Она поднимает голову и смотрит на него с мольбой. «Простите меня, я не хотела, я... я...»
«Да, ты!» - перебивает он в негодовании. «Ты... ты невыносима!»

URL
Комментарии
2010-06-26 в 03:22 

так надо
а дальше?

2010-06-27 в 13:15 

Хорошо.

   

Tormashki

главная