11:30 

Tormashki
tafoxu!
Мне нередко говорят, что я слишком много думаю. Иногда с раздражением, иногда с восхищением. Впрочем, я в любом случае воспринимаю это как комплимент. Не знаю, возможно ли думать слишком много, но уверена, что абсолютное большинство людей думает слишком мало.

Мой папа считает, что головоломки для ребенка важны даже не потому, что развивают ум, логику и внимание – они учат его получать удовольствие от решения интеллектуальных задач. От папы же у меня есть привычка, над которой ржут некоторые друзья: решать интеллектуальные задачи после еды. Когда я навещаю папину семью, после обеда все расползаются, а мы с ним остаемся на кухне, чтобы решить какой-нибудь крайне важный вопрос: как в хозяйственных целях можно использовать детский стакан со встроенной пищалкой, которая срабатывает, когда на нее попадает свет? Или – любимая тема олдскульных фотографов – как и где провести черту, которая определила бы границы «настоящего» фотоискусства (если фотошоп – не тру, то почему встроенные функции цифровой фотокамеры все еще тру?). И так далее. Я не замечала в себе этой привычки, пока не спросила как-то после обеда у К., будет ли барометр показывать правильное атмосферное давление, если его положить в трехлитровую банку и герметично закатать.

Думать и понимать – одна из самых главных радостей, которые я умею испытывать. Сравнить с ней можно разве что дружбу и любовь. Только для любви и дружбы нужны как минимум двое, а думать и понимать можно и одному. Хотя вдвоем, конечно, все равно лучше.

Отношения между мыслями и чувствами я представляю себе, например, так: мышление - это очень хитрый и очень сложный механизм, расположенный среди диких и буйных тропических зарослей. Иногда я прямо-таки чувствую, как между шестеренок и пружинок этого механизма застревает хвостик какой-нибудь лианы, и весь процесс начинает идти вкривь и вкось. И тогда я начинаю подгонять аргументы под желаемые выводы, или не замечать очевидных фактов, или двигаться по кругу, все время приходя к одному и тому же совершенно бесполезному результату. К счастью, чем дольше наблюдаешь за работой собственного мышления, тем легче выдергивать из него эти чувственные хвостики.

Часто говорят, что мысли мешают чувствовать. Это не правда. Иногда думательную машину включают, как асфальтодробилку во время протестного митинга: чтобы шумом и движением отвлечь внимание от чего-то более важного, что происходит у человека в голове. Но сама машина тут не виновата.

Мысли всегда помогали мне чувствовать. Не знаю что еще, кроме мыслей, может спасти человека в непроходимых чувственных джунглях. Наблюдая за чувствами и думая о чувствах, можно безопасно продвигаться через эти заросли, не затоптав и не сломав ничего хорошего, красивого и полезного, аккуратно выкорчевывать всякую буйную хрень вроде ревности, зависти и страха, освобождать место для нового и нежного. Если думательная машина хорошо работает, можно залезать в самые непролазные дебри, зная, что потом всегда сможешь выбраться невредимым. И самое главное и самое прекрасное – именно с помощью разума можно иногда раздвинуть какой-нибудь чувственный куст у себя в башке и внутри него обнаружить вдруг что-то совершенно странное, удивительное, хрупкое и ни на что не похожее. Сесть на корточки, затаить дыхание и втыкать.

URL
Комментарии
2012-07-18 в 00:52 

Islet
Думать легко. Мысли - это слова. Слова - порой зло, как мы знаем. Я тут недавно открыла, что не думать гораздо сложнее, чем думать. И что когда останавливаешь мысли, совсем, хоть на несколько минут, открывается так много удивительного. Гораздо чудеснее, эффективнее и, главное, честнее возникают открытия, чем путем долгих размышлений. Я вдруг обнаружила, что существует целый огромный мир, в нем столько возможностей и умений, знаний и неожиданных желаний, и этого всего вовсе не видно за постоянной говорильней в голове.

   

Tormashki

главная